Блуждание материи при жизни одного существа

***

Некоторые части материи животного остаются в нём от его рождения до смерти, другие пребывают в нём несколько лет, несколько месяцев, даже несколько секунд. Всю жизнь сохраняется, вероятно, материя костей, жидкости мозговых желудочков, но вообще ничего об этом точно неизвестно, т.е. о сроках пребывания материи тех или других органов человека, или иных животных.

Мы говорим о земных известных нам животных. Относительно космических существ, теоретически, могут быть совсем другие выводы.

Животное — есть союз существ самых разнообразных рангов, свойств и ощущений (клеточки и их части). Некоторое из них ощущают, приблизительно, одинаково, как напр., зрители одной и той те театральной трагедии.

Животное подобно реке, которой вид один и тот же, но вода вечно новая. Или оно подобно гостинице, в которой путешественники живут временно, чтобы уступить место другим. Или – высокоорганизованному обществу, члены которого то умирают, то рождаются, конструкция же общества остаётся неизменной, пока оно не разрушается. Множество «Я» живёт в теле каждого существа. Можно говорить только о приключениях одного «Я», об одном атоме или о тесной их группе, нераспадающейся века (элементы и молекулы). Как материя существа, так и атом блуждают по вселенной (преимущественно, долгое время, на своей планете). «Я» (условно ДУХ) связано с окружающей обстановкой, т.е. его ощущение зависит от неё, как звуки, издаваемые пластинкой, от формы колебания её частей.

Каждое «Я» организма, с высокоразвитой памятью, находится под влиянием иллюзии: ему кажется, что оно живёт и ощущает в животном от его рождения до смерти. Это было бы верно, если б материя вечно оставалась в животном.

Подобное допустимо в особых воображаемых существах, где оборот материи не выходит за непроницаемую оболочку существа. Таких на Земле нет. В земных животных существует непрерывный обмен внутренней материи с внешней. В пустоте, где среды газообразной нет, общество поневоле должно иметь непроницаемую для вещества оболочку и внутренний обмен материи. В нём вечно одна и та же материя, «Я» кочует только из одной части тела в другую, Из одного органа в другой, ощущая сообразно органу и периодически возвращаясь к одной и той же части тела. Тут видим непрерывность ощущения, хотя и поразительно разнообразную: от бесчувствия (нирваны) костей, эпителия и волос, до нервной жизни мозга. Пребывание «Я» (атома) в беспамятных частях животного, незаметно и есть почти небытие. Пребывание же в мыслительном аппарате, хотя и периодическое, с промежутками небытия (крепкий обморок), сливается субъективно в одну непрерывную высшую жизнь.

Теперь обратимся к земному животному. Возьмём хоть, мозговой работавший атом. Сколько он времени пребывает в организме – неизвестно. Ну, положим, один день. Следующие дни он — в воздухе, воде, в почве, в растениях, низших животных, человеке и т п. Сколько времени и где он находится, т.е. в какой обстановке — это зависит от условия и случайности. Пребывание в мёртвой материи незаметно (нирвана), в растениях и низших существах — почти не ощутимо и близко к небытию, в животных ниже человека ощущение не сознательно. Не имея представления о рождении и смерти, такие существа чувствуют себя бессмертными.

Работает, двигается, всячески проявляет себя — строение, механизм, но материал его переменный. Это в земном организме. Так что чувство его относится к составляющей его материи, но так как она утекает, то через некоторое, иногда очень короткое время, та же материя впадает в небытие или преобразуется в другое существо. На место утёкшей материи приходит новая (извне) и она уже чувствует вместо выбывшей. Как это выразить наглядно? Вот чувствую и уверен, что его чувство продолжается до разрушения организма, в котором живу. Но это заблуждения: «Я» только что пришёл и опять уйду через несколько дней, так как утечёт атом («Я»).

Вот я думаю, что жил и чувствовал с моего рождения. Чувство, постепенно изменяясь, было непрерывно. Но и это заблуждение: я только что родился и только несколько дней испытываю чувства моего тела, моего жилища.

Кажется, обидным такой порядок вещей. С ним трудно примириться, даже трудно его вообразить и поверить ему, но логика и наука говорит, что это так. Обида наша ложная. Никакой обиды нет, и мы ничего не теряем. Важна деятельность организма, а не то, кто там живёт, кто его составляет.

Положим, что мы имеем космическое совершенное животное с внутренним обменом материи. Пусть эти животные населяют какое-ни6удь пространство. Сравним их судьбу с земными животными. В эфире или другой среде атом («Я») пребывает в одном организме и испытывает непрерывно и последовательно обстановку и ощущения разных органов ОДНОГО и того же животного.

Атом же в земном существе, переходя разные организмы, испытывает обстановку и жизнь органов РАЗНЫХ животных.

В земных животных для атома большие интервалы, большие промежутки небытия, чем для изолированных (хотя и это переменно в зависимости от условий). Только в этом и разница между изолированным существом и земным. Но небытие не считается, потому что не ощущается. Значит совершенно все равно: велик или мал интервал небытия, отсутствует он совсем или громаден.

Итак, совершенно безразлично для «Я» (атома), составляет ли он элемент изолированного животного с постоянной материей, или элемент земного животного с материей непрерывно текущей, т.е. уходящей из организма и приходящей в него извне. Притом никакие силы и рассуждения, все равно, не могут конкретно убедить самого умного и знающего человека, что он моментальный гость в своём теле, а не живёт в нём от рождения до разрушения, что в течение, положим, ста лет своей жизни он кочует по всей вселенной.

Никто также не может себе представить конкретно поворачивание Земли. Она для него, т.е. для его чувств совершенно неподвижна. Таких иллюзий — естественных и искусственных — сколько угодно.

book2Вы прочитали только начало статьи К.Э. Циолковского.

Хотите прочитать всю статью целиком? Во фрейме, расположенном в верхней части данной страницы, вы найдёте полный текст этой статьи.

Приятного прочтения!