Механичность мира

***

 

Есть нечто, что всецело господствует над нами. Его, конечно, можно назвать господом, господином, богом, владыкою, царём, властителем. И это истинный властитель. У нас нет подходящего для того названия. Царь царей — недостаточно, ибо это только владыка Земли или другой планеты. Слово властитель планет — так же мало. Естественно его назвать властителем космоса, а проще богом.

Укажем же на этого властителя.

Явления каждого момента на Земле или где бы то ни было, есть результат явлений предыдущего момента. Поступки какого-либо существа есть результат его желаний и окружающих условий. То и другое в данный момент есть результат предыдущего времени. Явления дня, проявляемые живым и мёртвым, есть следствие предыдущего дня. Явления какого-либо года есть результат явлений предыдущего года. Всё, что мы ни делаем, зависит от полученной нами наследственности, т.е. от родителей, и от воздействия окружающих предметов: от тех речей, которые мы слышим, от книг, которые читаем, от давления окружающих лиц и сил.

Если 23-й год зависит от 22, 22-й — от 21 и т.д., то идя назад, дойдём до явлений, в которых мы не играем никакой роли и где нас даже нет. Можем дойти до простейшего состояния вселенной, до первобытной разреженной газообразной материи, без присутствия чего-либо другого более сложного. (Мы допускаем простейшее состояние только для части космоса, например, для солнечной системы).

Выходит, что причины того, что совершается теперь кругом нас и в нас, причины даже всех будущих явлений лежат не в нас, а где-то извне, где-то в бесконечном удалении от нас, в какой-то бесформенной массе. Это подобно тому, как в невидимом строении яйца лежит причина всех свойств развившегося из этого яйца существа.

Итак, космос, или совокупности всех миров, подобен хорошо устроенному бесконечно сложному механизму, а люди и даже высшие существа подобны автоматам или частицам этого механизма.

Все события — прошедшие, настоящие и будущие — есть проявление чего-то неизвестного, непонятного, совершенно от нас независящего. Выходит, что мы рабы и марионетки, исполняем не то, что хотим, а то, что нам заранее назначено: как автомату, устроенному механиком.

Это что-то, чему мы подчиняемся, чью волю исполняем, не есть ли наш повелитель, господин. Но это название чересчур скромно, потому что это истинный господин всего существующего: его мало назвать царём, владыкою, королём королей. Его называют богом. Итак, несомненно, что бог, как властитель всего прошедшего, настоящего и будущего, существует.

Как ограничена воля владык мира. И самый мир этот бесконечно малая капля вселенной. И время владычества и сила их ограничены. Воля же рока ничем и никогда не ограничена.

О его свойствах мы можем судить по космосу и происходящим в нём явлениям. Изучая космос, мы изучаем и его властителя. (Его свойствам посвящено моё особое сочинение).

Но как же быть со свободой, волей и ответственностью разумных существ? Неужели ничего этого нет?

Дело в том, что понятия эти условны и, как условные, они существуют, и составляют проявление всё той же неизвестной нам первоначальной причины всех явлений.

Автомат в виде человека, с граммофоном внутри, может говорить и делать. Его поступки могут согласоваться точно с его словами. Например, он скажет: что хочу, то и делаю: «вот сяду, вот пойду, вот запою петухом, залаю собакой, убью человека»… К все это совершается согласно его словам, как в кукольной комедии в говорящем кино.

Но доказывает ли это независимость автомата, его абсолютную свободу, волю и ответственность?.. Так и человек нередко может согласовать свои желания, мысли и слова со своими поступками. И всё же это не докажет его независимость от первопричины. По условному определению воли (согласование желаний и дел), свобода осуществляется, она есть.

Ответственность мы определим, как связь между ошибочными или ложными путями мыслящего существа и последующими затем его страданиями. Такая ответственность тоже несомненно есть, потому что за ошибками следуют горести, как их неизбежное последствие. Но и то и другое есть только проявление бесконечно удалённой от нас причины, короче — проявление воли повелителя (космоса).

Однако и условная наша свобода (т.е. согласование наших желаний с последующими событиями и нашими действиями) далеко не осуществляется: я желаю победы над своими страстями и не могу их победить. Я желаю возможного, но не могу его достигнуть. Я желаю правды, но не могу не лгать. Я хочу жизнь распределить разумно — и не в силах этого сделать. Всю жизнь борюсь и остаюсь побеждённым, жалким, самого себя презирающим. Хочу одолеть силы тяготения, путешествовать во вселенной — и не могу. Хочу закончить дело — не хватает сил. Но, повторяю, что и ограниченная воля, доступная нам, и космос, есть только проявление высшей воли.

Всё же воля существа великое свойство, как она ни ограничена. Сама же воля её может расширить и границы этого расширения невозможно указать. Кажется, предел её — полное преобразование человека — физическое и нравственное и приближение к совершенству. Если воля большинства людей так ничтожна, то это не значит, что у них она всегда останется такою. Человек должен жить так, как будто его воля была абсолютна и безгранична. Но не надо и на одну секунду забывать, что эта воля условна и есть только проявление высшей космической воли. Мы её покорные рабы. Если мы проявляем свободу, то только по воле рока.

Фатализм или подавление своей условной воли есть заблуждение, ведущее к очень дурным последствиям. Но и он есть проявление высшей воли (космоса). Фаталист в крайней степени, стреляется без страха и говорит, что если не суждено ему умереть, то револьвер не выстрелит. Если он вешается, то верёвка оборвётся — раз ему суждено жить. Ни крайняя степень фатализма, ни крайняя самоуверенность не должны иметь места в условной человеческой воле. Скромность в соединении с силою воли — вот что должно иметь сознательное существо. Крайний фатализм есть лень, безволие, даже смерть. Предел воли — неисполнимые дела. О них разбиваются силы существа и также не дают плода и убивают.

Если мы марионетки, автоматы и делаем только то, что неизбежно должны сделать, то как же с этим согласовать ответственность, или связь между ошибками и их неприятными последствиями? За что же отвечать, если я игрушка судьбы?..

Ответственность такое же условное понятие, как и свобода. Это согласование тоже не всегда проявляется и есть также воля рока, как болезнь с её последствиями. Больной тоже ведь не виноват, а страдает.

book2Вы прочитали только начало статьи К.Э. Циолковского.

Хотите прочитать всю статью целиком? Во фрейме, расположенном в верхней части данной страницы, вы найдёте полный текст этой статьи.

Приятного прочтения!