Органический мир вселенной

***

 

Прежде всего нужно знать, какие мы имеем места для жизни, в каких они условиях и как изменяются эти условия с течением времени.

Мы имеем солнца в разном возрасте — от детского газообразного и невидимого состояния до твёрдого тёмного остывшего с поверхности (последних — большинство). Этих солнц миллионы миллиардов (по астрономическим данным – не менее).

Далее у нас имеется в сотни раз более планет самых разнообразных размеров и температур. (См. мою работу: «Температура планет»). Их возраст также очень различный: от горячего даже блестящего солнечного состояния до тёмного и остывшего с поверхности (последних — большинство).

Стало быть, они подобны солнцам, только время их блестящего состояния короче.

Про спутников планет, или луны принуждены сказать то же.

Наконец, в тысячи, миллионы и биллионы раз больше тел малого размера — от величины лун до микроскопических пылинок. Они тоже подобны планетам и солнцам, если не обращать внимание на их малость.

Какие же из этих небесных тел пригодны к жизни и когда?

Солнца и планеты в раскалённом газообразном или жидком состоянии к тому не годятся. Бурные движения жидкостей и газов не только разрушили бы нежные зачётки организмов, но и готовые совершенные уже существа.

Животное есть сложное сочетание из твёрдых, полутвёрдых, жидких и газообразных тел.

Невообразимо сильное волнение разорвало бы на части такой механизм.

Можно, конечно, вообразить, что не смотря на высокую температуру в тысячи, даже миллионы градусов (в центре), есть тут же вещества не плавящиеся: отчасти благодаря давлению, отчасти — своей тугоплавкости. Они и могут пойти на твёрдые и полутвёрдые органы животных. Но что сохранит их от бурных движений и волнений, от газообразных потоков, от страшных взрывов!

Кто знает про факелы и протуберанцы нашего солнца, тот хорошо поймёт меня. Ведь скорость военных снарядов совершенно ничтожна в сравнении со скоростью движущихся частей Солнца! Ведь наши химические взрывы — нуль в сравнении с взрывами на звёздах!

Итак, главное препятствие к зачатию и развитию жизни на раскалённых солнцах и планетах — это не температура их, а буйные движения жидкостей и газов. Если они невыносимы для готовых и сильных организмов, то тем более для их слабых зачатков.

Искать жизнь мы должны на остывших хотя с поверхности телах, где уже нет чрезмерно быстрых разрушительных движений материи…

Есть два рода жизни. Одна сама начинается на небесном теле и достигает известной степени развития, другая заселяет небесные тела и пространства путём переселения.

Положим, что у нас на Земле жизнь зародилась где-нибудь в центральной Азии, откуда распространилась по всему земному шару, т.е. перешла в Африку, Европу, Австралию и Америку. В Америке она будет переносной, а в Азии самодельной. Так и во вселенной: в одних местах она зарождается, достигает сознания и могущества, и отсюда переселяется в такие места, где она зародиться не могла и может поддерживаться только искусственно — техническим могуществом разумных существ, или особенным устройством их тела. Таковы малые планеты без атмосфер и подобные же луны, таковы же пространства, окружающие бездетные или детные солнца, где устраиваются особые жилища…

Мы в этой работе имеем в виду разбирать только самозарождение и развитие жизни, т.е. места пригодные для этого. Однако, мы не можем тут избежать узкой, земной точки зрения, хотя и будем стараться иметь космический взгляд на вещи.

Пустыни эфира, хотя и освещённые горячими лучами света, не могут служить для жизни за неимением подходящих материалов.

Остывшие с поверхности солнца пригодны лишь для переносной жизни. Притом остывшие планеты не могут дать им живительных лучей, потому что остыли ранее солнца.

Туманности, как газообразные тела, и зачатки звёзд, имеют бурные движения, недостаток разнообразия в элементах и потому, как солнца, едва ли в состоянии зародить жизнь.

Блуждающие и периодические кометы — также не пригодны, потому что температура их меняется от 273 гр. холода до нескольких сотен даже тысяч градусов жары (при прохождении по близости солнц/: если животные и растения на этих кометах приспособится для низкой температуры, то высокая их разрушит и обратно.

Остаются планеты с умеренным эксцентрицитетом, т.е. планеты с круговым почти движением, каковы большинство из них.

Цикл планеты интереснее и разнообразнее цикла центрального светила, погасающего после планет.

Каков же этот планетный цикл?

Большею частью солнце, сжимаясь, отделяет на экваторе от своей поверхности широкое кольцо. Потом уже кольцо расщепляется на ряд концентрических колец (подобие Сатурна). Из этих накалённых и газообразных колец и образуются потом планеты. Кольца удаляясь лопаются, образуют шаровидные массы, постепенно уходят от центрального светила, охлаждаются, сжимаются, вертятся быстрее, образуют луны, затвердевают с поверхности и тогда становятся ареною органической жизни.

Вообразим себе одну из планет и проследим это явление от начала до конца.

Существование колец, их разрыв и охлаждение продолжаются многие биллионы лет. Явление протекает медленно. Многие биллионы лет зачатие жизни невозможно на планете: мешают газообразное состояние, движения, взрывы и высокая температура.

Но вот, наконец, всё это прекратилось, планета покрылась корой, бурные течения иссякли, наступил покой, солнца так далеко, что действие его лучей слабо и не производит уже буйных ветров, смерчей, разрушительных волн и течений.

Какие же планеты и когда достигают этого состояния?

Ответ будет сложен. Начнём издалека.

Во всей известной вселенной мы пока знаем только 92 элементарных вещества, хотя их, конечно, несравненно больше в недоступных для наблюдения центральных частях солнц.

Из них образуются все растения, все животные и всё, что мы знаем и не знаем — как живое, так и мёртвое.

На всякой планете во всяком теле, земном и небесном, можно найти следы всех этих веществ. Но пропорция их самая разнообразная. Отношение их количеств выражается разными числами — от нуля до определённых величин, т.е. некоторых из них незаметное количество.

Каков же состав планет, т.е. каково это отношение для элементарных материй, на них находящихся?

Надо обратиться для решения этого вопроса к солнцу — отцу планет, и дедушке их лун.

По известным физическим законам все газообразные вещества солнца распределяются так, как бы других не было, т.е. в центре каждое вещество будет очень плотно, даже иногда жидко или твердо, а чем выше, чем дальше от центра, тем всё разреженнее и разреженнее. Это подобно распределению воздуха в атмосфере.

Таким манером каждый газ образует свою атмосферу и все они проникают друг друга, т.е. смешивается между собою.

Но физика показывает, что все вещества эти, при одинаковых условиях, самой разнообразной плотности.

Вследствие этого более тяжёлые, преимущественно, скопляются в центре, а лёгкие и более упругие — на поверхности. Из этого видно, что всякая часть солнца содержит все 92 вещества, но в разных пропорциях: в высших слоях будет более лёгких элементов и менее тяжёлых, но чем ближе к центру, тем тяжёлых будет больше, а лёгких меньше (хотя абсолютное количество всех веществ к центру возрастает).

Теперь понятно, что первые отделившиеся от солнца планеты будут иметь больше газообразных материй, а последние — более жидких и твёрдых. Одним словом, чем дальше планеты от солнца, тем более преобладают в них газы. Это всё случилось бы если бы все планеты имели одинаковую массу. Но масса их очень разнообразна и потому дело осложняется. Разберём влияние массы.

Посмотрим, как образуется планета до получения ею твёрдой корочки, океанов и атмосфер.

book2Вы прочитали только начало статьи К.Э. Циолковского.

Хотите прочитать всю статью целиком? Во фрейме, расположенном в верхней части данной страницы, вы найдёте полный текст этой статьи.

Приятного прочтения!