Отзыв о машинописи А.Л.Андренко «Жизнь во Вселенной»

***

 

В известной вселенной находим миллионы миллиардов солнц и в сотни раз большее число планет. Одни и те же вещества, один и тот же свет, одно и то же тяготение заполняют вселенную. Притом многие планеты находятся в условиях близких к земным. Можно ли после этого сомне­ваться в существовании органической жизни хотя бы на этих планетах — подобных Земле! Но автор этой книги идёт далее: он думает, что жизнь присутствует и на дру­гих планетах, условия на которых совсем не сходны с земны­ми. Только это совсем другая своеобразная жизнь, хотя и чисто материальная.

В состав нашей органической жизни входят 12-20 элементов из всех известных химии. Автор предполагает, что при дру­гих условиях участия в жизни могут принять и другие элементы. Напр., углерод может заместиться кремнием, кислород — ____________и т.д. И с этим нельзя не согласиться.

Кому же не известно, что те, а не иные элементы входят в состав животных и растений вследствие их опре­делённых физических и химических свойств. Но свойства эти вполне зависят от температуры, давления и других условий. Ни один глубокий учёный не станет с этим спо­рить. Условия на планетах разные, следовательно, и свойства известных 92 элементов там будут различны. Если на нашей планете будут такие-то подходящие элементы, то на другой, с совершенно другими условиями, подходящие для жизни простые тела будут совсем иными. Чем сильнее разница в условиях какой-либо чужой планетой и нашей, тем больше будет и уклонение биоэлементов этой планеты от жизненных элементов Земли.

Для физиков и химиков давно уже зависимость свойств простых тел от температуры и давления — банальная истина: изменяются все физические и химические свойства. Напр.: состояние, цвет, крепость, прозрачность, валентность, способность к соединению, разложению, образова­нию сложных веществ, выделению или поглощению при этом энергии, отношение к свету и вообще к лучистой энергии и проч.

На всякой планете 92 элемента, но в разных отноше­ниях.

Вот одна из планет номер первый. Отношение элементов = №1, условия = №1, свойства элементов = №1, живые существа = №1. Конечно, эти обозначения условны.

Вот другая планета номер второй. Отношение элемен­тов = №2, условия = №2, свойства простых тел = №2, живые существа = №2.

Так можем продолжать без конца. Невозможно сомне­ваться в этой зависимости! Между тем мы, ослеплённые близостью земных фактов, с трудом примиряемся с косми­ческим распространением жизни во вселенной.

Автор доказывает это, опираясь на авторитеты, ссы­лаясь на физику, химию, биологию и даже геологию. И ссылается вполне научно. Он не разбирает крайних мате­риалистов (Вильгельм Прейер) от мистиков (К. Фламмарион, Анри Бергсон) и цитирует их, лишь бы мысли, выска­зываемые ими, были научны и гениальны.

Справедливо, что и те и другие имеют свои преиму­щества и играют полезную роль в истории. В самом деле, мистики — это революционеры в науке. Они не удовлетво­ряются ею. Факты жизни доказывают её неполноту и тем способствуют её проверке и движению вперёд. Материалисты же основываются исключительно на современных достиже­ниях знания. Они его консервируют и предостерегают нас от чрезмерного увлечения фантазиею.

Наш почтенный автор далёк от какого-либо увлечения. С моей точки зрения, он даже крайне умерен. Зависимость жизни от свойств элементов — давно известная истина; зависимость этих свойств от условий — тем более; наконец, бесконечное разнообразие планет космоса не­сомненно.

За что же автор стоит?

За чрезвычайное разно­образие органической жизни космоса, за способность всех 92 элементарных веществ принимать участие в строении животных и растений. Космический взгляд на вещи не раз­деляет элементы на «худые» и «добрые»: все пригодны, все жизнеспособны, но при разных условиях. Проповедовать и эту истину — большая заслуга, так как многие} поглощённые исключительно земными явлениями, и до этого не дошли. Истину надо твердить и твердить без конца.

На каждой планете жизнь, при подходящих условиях, зарождается, существует биллионы лет, а затем погашает­ся или удаляется в другие части вселенной, где она возможна.

На одних планетах жизнь возрождается, а на других погашается. В общем же космос полон жизнью. В этом, смысле жизнь вездесуща.

Как вселенная не имеет ни начала, ни конца, так и жизнь всегда была в космосе и тоже не имеет ни нача­ла, ни конца. В этом смысле можно сказать, что она вечная.

Я в своих трудах иду гораздо дальше и потому могу сказать, что мысли автора не только вполне научны и материальны, но и чрезвычайно умеренны и приемлемы учёным миром.

Разумеется, никаких подробностей невозможно дать о характере мировой жизни даже при известных условиях, окружающих планету — между прочим уже по одному тому, что зависимость физических и в особенности химических свойств элементарной материи бесконечно далека от пол­ного изучения.

Автор же склоняется к тому, что иные условия вы­двигают на арену жизни разные элементы, но высшие орга­низмы при этом оказываются довольно однообразны и не очень далеки от людей. В этом отношении я могу заявить, что сам лично не в силах ничего предвидеть.

book2Вы прочитали только начало статьи К.Э. Циолковского.

Хотите прочитать всю статью целиком? Во фрейме, расположенном в верхней части данной страницы, вы найдёте полный текст этой статьи.

Приятного прочтения!