Первопричина

***

 

Предисловие автора

Написана эта работа 12 лет тому назад. С тех пор мои взгляды на всё расширились, и написал бы я то же теперь иначе. Но переделывать — значит всё испортить. Пусть написанное выразит состояние моего ума в 1918 г. Мысли недурные и повредить они никому не могут. В общем, я думаю и теперь также, но изложил бы только понятнее, шире и научнее. Сознаюсь в некоторой догматичности и предвзятости. Под духовностью подразумевается постоянство, неизменяемость, напр., неотъемлемую и вечную способность материи жить.

СОДЕРЖАНИЕ

  1. ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О БОЖЕСТВЕ

У Лейбница Бог есть часть мира. Не есть ли Бог создание беско­нечно-сложного космоса и безграничного времени? Подбор должен создать высшего в небесах, как и на Земле. Организация во Вселенной разумного, как и на Земле. Мнения о Боге: Бог есть первопричина; Бог есть самый мир; Бог есть создание Вселенной, подобно человеку, но бесконечно выше; Бог есть идея, спасительная для мыслящих и ра­зумных существ; Бог есть любовь; Бог — солнце; Бог — полезное; Бог — человек; Бог — таинственное, дух, привидение; Бог — покойник, живу­щий особой жизнью; Бог — родственник; Бог — искусство, творчество человека; Бог — красота природы или человека.

  1. СВОЙСТВА ПЕРВОПРИЧИНЫ
  2. Безначальность во времени.
  3. Нескончаемость во времени или бесконечное существование первопричины.
  4. Нетленность первопри­чины.
  5. Вездесущность первопричины.
  6. Могущество первопричи­ны.
  7. Жизнечувствительность первопричины.
  8. Благость первопри­чины к своему созданию.
  9. Духовность первопричины.
  10. Единство и простота первопричины.
  11. Бесконечная сложность первопричины.
  12. Воля первопричины.
  13. Величие первопричины.

III. БЛАГОСКЛОННОСТЬ ПЕРВОПРИЧИНЫ К КОСМОСУ

Беспредельная численность солнц и материи. Величина небесных тел обратна их числу. Одна материя, одно тяготение, один свет, одни законы. Отличие в величине, в пропорции веществ и температуре не­бесных тел. Температура пространств. Картина. Жизнь в холоде и жа­ре миров и пространств. Жизнь в атомах. Жизнь в чуждых атмосфе­рах. Влияние элементов планеты на жизнь. Спасение в глубине плане­ты. Жизнь на астероидах и на совсем маленьких камнях. Жизнь в эфире. Влияние тяжести. Отсутствие её. Вечное возникновение и уга­сание солнц. История жизни на планете. Горести земной жизни про­должаются миллионную долю всего времени жизни. Благосклонность первопричины. Все страдания только до смерти: страдание любой души очень коротко — 2-3 десятка лет. Личные факты в пользу благо­сти первопричины. Ненадежность и неполнота знаний. Есть ли траге­дия человеческого конца?

Эволюция представления о божестве

Бог есть представление о ком-то сильном, вечном, неизвестном, властителе наших судеб, карателе, распорядителе, судье, создателе вселенной, благодетеле и т.д.

Подобные представления субъективны и у каждого имеется своё собственное, отличное от представления другого существа. Можно сказать, что Бог есть произведение мысли, создание человеческого ума, воображения, знания, — вообще, произведение сознательного су­щества, — человека или иного. В то же время представление о Боге есть и порождение первопричины, так как это представление явилось во Вселенной, созданной первопричиной. Итак, наши представления о Боге созданы самим Богом. Если они разноречивы и несовершенны, то ведь и всё сначала бывает таким. И статуя и картина бывают внача­ле не ясны, плохи и не полны.

У Лейбница замечателен чистый спиритуалистический монизм, за­хватывающий даже Бога. В его глазах Бог есть наиболее совершенная монада, высшая мыслящая точка мира. Души существ суть другие монады. Они бесконечно разнообразны по своему достоинству и склонны к развитию, но однако никогда не могут достичь высоты раз­вития главной монады. На это Лейбниц кладёт свой запрет. Также мо­нады не могут понижаться в своих качествах, а могут лишь повышаться. Кроме монад в космосе ничего нет. Живое существо состав­лено из множества разнородных монад.

Очевидно, это воззрение есть результат неясного представления о зависимости психического мира от организации материи, — пренебре­жение этой организацией и присвоение её свойств монадам. Также сказывается влияние господствующих религиозных взглядов, уклониться от которых в то время было далеко не безопасно.

У нас нет цели разбирать несообразности этой философии. Но об­ращает внимание гениальная мысль о единстве Бога и Вселенной. В самом деле не есть ли эти высшие силы, существование которых ещё не доказано, хотя об этом очень хлопочут верующие, спириты и оккультисты, — не есть ли они результат самого космоса или часть его? Как он послужил причиною выделения в более высокие существа, дошедшие в своём совершенствовании до идеальных свойств вообра­жаемого человеком Бога. Мы предполагаем тут естественную эволюцию. О ней же говорит и Лейбниц, хотя его эволюция непонятна.

Ведь бесконечность времён повторялась бесконечное число раз. Было достаточно для Вселенной досуга, чтобы создать самых непо­стижимых существ, с самыми непостижимо высокими свойствами. Если же вам мало какого-либо дециллиона веков, то прибавьте ещё столько же и сделайте это сколько угодно раз. Должно же что-нибудь выйти! Надо только ясно понять — так ясно, как Фламарион, — что такое есть бесконечность пространства, времени и материи.

Чтобы быть последовательным, разумеется, нужно допустить су­ществование многих существ разной степени совершенства, более или менее недоступных чувствам человека.

Странно и узко бы было признавать только то во Вселенной, что доступно нашим чувствам. Нам были доступны недавно, до изобрете­ния телескопов, только 5 тысяч звезд, остальные 1,000 миллионов звезд Млечного Пути скрывались для нашего несовершенного зрения. Нам был также недоступен мир бактерий и инфузорий. Что же, разве их не было до изобретения микроскопов! Наука каждый год открыва­ет что-нибудь новое, бывшее до этого недоступным для нашего ума или чувства. Значит, мир всё более и более раскрывается для нас. Есть ли пределы этому развёртыванию космоса? Какие тайны он ещё скрывает!

Мы видим, что природа как будто делает огромные прыжки: мы знаем только эфир, электрон, водород и т.д. Это же ряд невообрази­мых скачков. Неужели нет и промежуточных газов, с промежуточною плотностью? Они только не открыты, а должны быть. Мы знаем твёр­дые тела приблизительно плотности воды, немного менее плотные или раз в 20 более плотные, чем вода. Но неужели нет твёрдых тел, иных плотностей, напр., в десятки, сотни и миллионы раз менее плот­ных, чем водород. Они должны быть открыты, потому что, вообще, природа не делает скачков. Теперь уже подозревается в некоторых солнцах тела в сотни раз более плотные, чем известные нам.

Скачки только в пробелах нашего познания. Смешно думать, что известный нам вещественный мир ограничивается только тем, что мы знаем. Есть и газы, и жидкости и твёрдые тела бесконечно разнооб­разных свойств и плотностей. Есть и бесконечное количество разум­ных существ, составленных не так, как на земле и не из таких мате­риалов.

book2Вы прочитали только начало статьи К.Э. Циолковского.

Хотите прочитать всю статью целиком? Во фрейме, расположенном в верхней части данной страницы, вы найдёте полный текст этой статьи.

Приятного прочтения!