Споры о Монизме

***

 

Публикуется по сборнику «Гений среди людей»

 

Нельзя читать это, не прочитав мою книжку «Монизм Вселенной». Поэтому, чтобы заинтересовать моим «Монизмом» и дать какое-нибудь о нём понятие, я прилагаю тут несколько от отзывов о «Мониз­ме» и ответы лицам, его прочитавшим и выразившим после этого своё мнение или недоразумение.

ИГ. Я получил вашу брошюру… и прочёл её.

Вы стоите на высоте современной науки… Поэтому вы располагае­те материалом для правильных и широких… обобщений.

Но что приводит читателя в наибольший экстаз (и меня, и тех, ко­торым я давал читать вашу книжку…) — это ваш общий вывод: «Ухо­дящего из жизни ожидает непрерывная радость». Этим… аккордом вы начинаете вашу брошюру. Ещё более интересно вы заканчиваете её, когда говорите, что «космос содержит только радость, довольство и истину». Когда знаешь, что к таковому результату пришёл добросовестный учёный, то не только проникаешься глубочайшим уважением к учёному, к его труду и всей науке, но этот вывод заставляет и тебя энергично подтянуться, чтобы своим поведением и даже мышлением не нарушить окружающих тебя радости, довольства, совершенства и истины. В вашем изложении заключён тот величайший моральный стимул, который необходим человечеству и который является единст­венно авторитетным, потому что научен. Кроме того, я хотел бы ука­зать ещё на две стороны конспекта: вы материалистичны в своих вы­водах и исследованиях и вашим монизмом весьма сродни нам, ком­мунистам, которые в области общественных отношений и экономики также являются монистами…

ЯР1. Вчера получил вашу книжку. Ваше вино действительно меня опьянило, как вы предупреждали в Калуге. Я тогда очень скептически отнёсся к тому, что вы сказали о книжке.

Теперь важная и трудная… задача — сделать её всеобщим достоя­нием. Буду о ней думать…

АЧ2. Вчера ознакомился с вашей работой… Вы правы: мысли, из­ложенные в ней, должны послужить для малодушных утешением, а для сильных духом оправданием бытия. Я уверен, что ваши труды заразят многих для развития и продолжения ваших биокосмических идей…

ДБ. Вы говорите о вечной, сложной жизни космоса. Я не вижу тут и доли мистики — ничего, кроме научного знания. Вы заставляете человека жить сознанием космоса, повергаете его в восторг от созер­цания бесконечной жизни мира. Вы правы: знание жизни Вселенной, понимание себя как её части даёт человеку радость и спокойствие.

[1] Яков Айзикович Рапопорт

2 Александр Леонидович Чижевский.

Одно лишь вырывается по прочтении вашей книги: к знанию, к светлому, великому будущему человека!..

Привожу вопросы, возбуждённые «Монизмом», и ответы мои на них.

МБ. Атом только клавиша, кирпич здания, он ничего не чувствует.

Ответ. Это так, пока он в неорганической материи, но в мозгу сложного существа он воспринимает всю игру мозга.

Так фонографи­ческая пластинка воспринимает всевозможные звуки и записывает их. Таким же свойством обладает и барабанная перепонка человеческого уха. Игра атома под влиянием мозга и составляет то, что мы неправильно называем психическим ощущением. Оно побочный и неиз­бежный продукт деятельности нервов. Атом соответствует старому понятию о бессмертном духе. Но надо помнить, что этот бессмертный дух совершенно пассивен, ничем не распоряжается, не управляет, а только чувствует сообразно мозгу или той среде, с которой он связан. Бессмертен же он в смысле чисто научном, как основа материи.

Кто же управляет животным? Его механизм, т.е. совокупность атомов.

МП. Читал. Во всём согласен, всё это строго научно, атом блажен, но мне-то что?

Ответ. Вы состоите из атомов, поэтому нескончаемое, субъек­тивно непрерывное удовлетворение относится и к вам. Если соверше­нен космос, то и вы также, потому что составляете его часть. В общем, вы живёте его жизнью.

МП. Но я не атом, а совокупность атомов. Смерть их рассеет, и ме­ня не будет.

Ответ. Нет, вы именно атом, а ощущение его зависит от деятельности мозговых узлов. Ваше тело есть собрание громадного числа атомов, каждый из которых ощущает сообразно той части организма, в которую он входит. Напр., в ногтях и костях атомы живут, как в рас­тениях, в спинном мозгу ощущают, как насекомые, в головном мозгу, как человек, и т. д.

Животное подобно хорошо, идеально устроенному обществу. Ка­ждый член его живёт почти исключительно жизнью ассоциации, за­бывая сам себя и свои страстишки. Распалось общество (т.е. умер ор­ганизм), и все члены лишились высших ощущений крепкой социаль­ной жизни. Но они не померли; они снова могут вступить в состав новых обществ: один в одно (т.е. в одно животное), другой в другое (напр., из русского сделается немецким подданным) и т.д.

Что это верно, видно из следующего. До вашего зачатия атомы ва­ши были рассеяны и находились в воде, воздухе, почве, в эфире, на других планетах, на солнце и т.д. Но это не помешало принять им жизнь, которая сейчас играет в вас. После вашего разрушения или смерти они опять разбредутся по Вселенной. Это уже было до вашего зачатия и не помешало вам получить жизнь. Следовательно, после смерти ваше положение будет ничуть не хуже того, которое было до вашей настоящей жизни. Ясно, что последняя снова возникнет и будет всегда возникать, после каждого разрушения, как после распадения высокоорганизованного общества его члены (люди или другие суще­ства) могут снова зажить высшей социальной жизнью, вступить граж­данами в другие уцелевшие ассоциации,

НН. По-вашему, выходит, что я не один в моём теле, а нас множе­ство. Я никак не могу этого понять.

Ответ. В идеальном обществе все члены в своей деятельности следуют одному, единой воле, единой идее — и вот почему такое об­щество как бы одно существо. Также и в организме является иллюзия единого существа. Их множество, как в обществе, так и в животном, но мозговые атомы (или члены общества) проникнуты единым духом, единым ощущением.

НН. Но атом (примерно) каждые 4 месяца уходит из тела, а я оста­юсь. Значит, ощущение не связано с атомом, а с чем-то другим, имен­но только с игрою мозга.

Ответ. Совершенно верно: члены (т.е. атомы) организма, как и члены общества, уходят и приходят несколько раз ещё при их жизни. Но если атом уходит из тела, то разве оно оттого изменится? Разве тело может это заметить или известить кого-нибудь об уходе одних атомов и замене их другими? Это одна из человеческих или животных иллюзий.

В обществе одни члены умирают, а другие рождаются, но разве это имеет влияние на общий вид государства? Оно может жить тысячелетия и больше.

Общество это живо и при сношениях с другими даже не извещает о смерти своих членов, — так это обычно, так незначительно. Каждый член ассоциации изучает её историю, проникается ею, и ему уже ка­жется, что он жил с самого возникновения общества — тысячи лет тому назад. Также атом, попадая извне в организм, сейчас же проникается всею совокупностью его идей вплоть до воспоминаний мла­денческого возраста, и ему уже представляется, что он живёт в теле с его зачатия, хотя этого совсем не было. Это тоже иллюзия памяти че­ловека. Каждый говорит; раз я помню свою жизнь, значит, я жил в моём теле с его начала, между тем как вещество возобновляется много раз в течение жизни. Отсюда он делает вывод, что существует дух, независимый от материи.

Мы недавно только отрешились от геоцентрических иллюзий. От­решиться же от иллюзий жизни гораздо труднее. Недаром кто-то ска­зал: если бы ангел сошёл с неба и объяснил нам тайны «души», то и то мы не поняли бы их.

У животных едва ли существует память о всей протёкшей жизни. Даже у человека она ограничена и не полна. Поэтому животные, веро­ятно, не знают, когда и как возникли. Ни начала, ни конца своей жиз­ни они не видят и о смерти не беспокоятся. Маленькие дети им по­добны. И те, и другие считают себя бессмертными. Как хорошо, что они не ошибаются — в другом высшем и лучшем смысле (см. мой «Монизм»).

book2Вы прочитали только начало статьи К.Э. Циолковского.

Хотите прочитать всю статью целиком? Во фрейме, расположенном в верхней части данной страницы, вы найдёте полный текст этой статьи.

Приятного прочтения!