Свет и тьма поколений

***

 

Во всяком веке люди очень отличаются друг от друга.

Возьмите, в пример разные расы, разные способности одной и той же расы, разное образование. Это, несомненно. Дрессировщики животных находят такую же разницу между существами одного вида: одни талантливы, другие – тупы.

Что подразумевать под светом поколения? Это есть его нравственный или умственный уровень. Но можно думать об исключительных лицах, о так называемых гениях. Их десятки, даже единицы в каждом веке. Их свет опережает всё человечество. Они освещают ему путь, если не убиты толпой прежде проявления своего гения. Можно также думать о классе учёных. Их тысячи. Это учителя наук, и распространители знания. Оно передаётся массам и обязательно в культурных странах настоящего времени. Если подразумевать большинство людей, то оно и до сего времени находится в глубоком невежестве.

О чем же мы будем говорить?

О среднем ли свете, о свете ли культурных людей, о свете ли учёных или о свете гениев, низвергаемых современными им учёными?

Мы будем подразумевать средний уровень точных и гуманитарных наук, освящённых и принятых за истину.

Их распространение теперь, ввиду обязательности школы, составляет значительный процент. Но он тем меньше, чем дальше назад в глубину времён.

Мы будем говорить в шаблонной науке масс, о господствующем нравственном и умственном состоянии народных верхов.

История открытий и изобретений всего лучше говорит о нашей тьме в отношении последующих веков и о нашем торжестве в отношении предыдущих. Приведём примеры. Измерение времени началось с водяных часов, за 600 лет до нашей эры. Раньше, относительно времени, люди были во тьме. Солнечные часы изобретены позднее, а часы с маятником — только в 1650 г. По морям блуждали без компаса до 1300 г. Без печатных книг существовали до 1436 г. Мир бактерий, инфузорий и клеточек скрывался от человечества до изобретения микроскопа в 1590 г. Миллионы небесных светил были неизвестны людям до открытия зрительных труб в 1800 г. Величайшие мудрецы мира всех времён и народов не знали законов падения тел до Галилея в 1602 г. Нелепые идеи господствовали у медиков о кровообращении до Гарвея в 1619 г. До Торичелли и Вивиани, в 1643 г., не знали ничего о давлении атмосферы.

Про всемирное тяготение узнали только от Ньютона в 1667 г. Температуры не умели измерять до Фаренгейта — в 1714 г. До Франклина, в 1752 г., не знали, что молния есть электрическая искра. Паровые машины стали распространяться только с Д.Ватта в 1769 г. До этого учёные и техники использование пара считали утопиею и всячески противились введению этих машин. Тогда же пошли и прядильные машины. Серьёзное развитие химии началось с Пристлея в 1774 г. До Коперника и Галилея господствовало убеждение о неподвижности Земли. До Фультона не было пароходов (1807 г.), а до Стефенсона — паровозов (1830 г.). Практические люди, правители и учёные с презрением относились к этим нововведениям. До 1828 г. было твёрдое убеждение, что органические вещества человек не может сам получить. Это было опровергнуто Веллером. Зачатки эл. телеграфа появились лишь в 1833 г. Фотография на бумаге появилась в 1840 г. Начало спектрального анализа положено Кирхгофом и Бунзеном в 1859 г. Только с этого времени было доказано, что солнце и все звёзды составлены из таких же прозаических веществ, как Земля. До этого самые проницательные учёные отрицали тождество неба и Земли. До Эдиссона, в 1877 г., даже знаменитые академики не верили, что «божественный» голос человека может быть произведён машиной…

Современники Аристотеля с гордостью могли смотреть на предшествующие ему поколения, а современники Архимеда смогли удивляться неведению Аристотеля. В свою очередь Галилей удивлялся Аристотелю и Архимеду — их непониманию законов падения тел, а Торичелли мог также сверху вниз смотреть на Галилея, не имевшего понятия об атмосфере. Свысока смотрели учёные времён Коперника на предыдущие поколения учёных, отстаивающих неподвижность Земли, её центральное положение к исключительное значение. Ньютон мог пожимать плечами по адресу Коперника и Кеплера, не понимавших причин движения небесных тел. Так же все мы ухмыляемся теперь над понятиями древних и средних веков о происхождении растений и животных.

Ламарк негодовал справедливо на академика Кювье, Дарвин дополнял Ламарка, а Де-Фриз – Дарвина. Бунзен с сожалением смотрел на своих учёных предшественников (например, на Конта), которые, убеждены были, что людишки никогда не узнают состав небесных тел.

Но наше то поколение дошло ли до пределов знания, оно-то, небось, не имеет тех смешных заблуждений, которые имели Аристотель и целая плеяда древних и средневековых учёных?

Увы, ни я и никто этим не может похвалиться. Дело в том, что человечество находится в эпохе развития и не дошло до совершенства. Лучше сказать: органический мир непрерывно эволюционирует. Ещё правильнее сказать, что со времени остывания Земли её материя непрерывно развивается или усложняется. Развитие идёт от простой материи к сложной, к хлорофильным, животнорастениям (зоофитам) и безхлорофильным, т.е. к животным. Так оно дошло и до человека. Но на этом оно едва ли сразу остановится. Впереди Земли ещё биллионы лет существования. Предшествующих же человеку исторических времён было гораздо меньше. Значит в будущем изменится он больше, чем когда переходил, например, от водных к человеку, и от червей к рыбам. Развитие продолжается и будет ещё продолжаться миллионы миллионов лет. До чего дойдёт сам человек и его дела, никто представить себе не может. Понятно после этого, что каждое поколение отличается от другого. До сих пор, в общем, шло усложнение, прогресс. Поэтому можно ожидать того же и в будущем. Каждое поколение выше предшествующего. Каждое поколение во тьме в сравнении с последующим. Это совершенно очевидно в области техники и точных знаний. Но верно ли это в отношении гуманитарных наук, в области нравственного развития? Это показать гораздо труднее, но мы попытаемся.

В древности рабовладельчество было обычным, никого не удивляющим явлением. Его законность защищали все мудрецы древней эпохи, как например, Платон и Аристотель. Теперь же мы стыдимся иметь рабов.

Сожжение вдов, уничтожение стариков, несчастных уродов, человеческие жертвы никого в старые времена не возмущали. Теперь это преследуется законом.

Многожёнство (полигамия) и многомужество (полиандрия) также были более распространены, чем теперь. А разве это не унижение для женщин, мужчин или детей?

Насилия всякого рода были правом сильных и никого не удивляли. Теперь же воры и другого рода насильники, не пользуются уважением, а преследуются. Человечество употребляет в настоящее время все свои силы, чтобы уничтожить войны, которые прежде были «вратами в храм славы». Уже одно сознание их преступности — хороший знак нашего времени.

Стремление ослабить насилие капитала, сделать почвы и богатства природы всеобщим достоянием, уменьшить страдания всех слабых: разве это не нравственный прогресс? Все это и раньше было, но не в такой степени. Оно растёт.

Формы правления тоже улучшаются: от деспотии перешли к монархии, к законности, от монархии к монархии конституционной, от неё к республике, от республики к коммунизму. Демократических форм правления всё больше и больше.

Политические учения возвышаются, распространяются, приближаются к строго научным и всё ближе к жизни. Точные науки трудны и прогрессировали очень медленно. Будущее их впереди. Гуманитарные знания в миллионы раз сложнее. Их великое будущее ещё отдалённее. Можем ли мы, современники, и после этого сказать, что достигли золотого века, предела политического учения, откуда дальше ехать уже некуда.

Увы, если мы далеки от предела точных знаний, то как же мы далеки от предела знаний социологических.

book2Вы прочитали только начало статьи К.Э. Циолковского.

Хотите прочитать всю статью целиком? Во фрейме, расположенном в верхней части данной страницы, вы найдёте полный текст этой статьи.

Приятного прочтения!