Вместо злорадства — ликвидация несовершенного и эгоистическое сострадание

***

Несомненна вечная повторяемость жизни данного кусочка материи. Действительно, каждое живое существо, до своего рождения, было рассеяно по вселенной. Его части находились в воде, воздухе, земле и вне земли. Но это нисколько не помешало ему возникнуть для жизни.

После смерти существа — с его телом случится то же, что было перед рождением, т.е. оно опять рассеется по всему земному шару и будет совершенно в том же состоянии, в каком было до своего рождения. Но как первое рассеяние не помешало оживлению, так и второе не должно ему помешать: существо рано или поздно обязательно должно принять органическую форму.

После этого второго рождения опять получим смерть и рассеяние. После каждой смерти получается одно и то же. Стало быть, если однажды получилось рождение, то оно и будет повторяться вечно.

Органической материи на нашей планете очень мало в сравнении с неорганической, и потому вероятность рождения определяется многими миллионами лет после разрушения. Тогда уже на Земле не будет ничего несовершенного, и мы можем возникнуть только в образе высших зрелых существ.

Но нельзя на это твёрдо рассчитывать. Есть малая доля вероятности возникнуть для жизни и через несколько лет, дней и даже секунд. В каком же образе мы возникнем? Каждого это должно интересовать.

Сейчас я счастлив, доволен, сознателен. Но вот я умираю, тело рассеивается. В каком же образе я возникну снова, если оживу вскоре, а не через миллионы лет?

Мне не хочется ожить в форме человека низшей расы, в форме насильника, в образе слабого, несчастного, глупого, больного, искалеченного человека. А это вполне возможно. Меня не прельщает также образ современной женщины. Но и женщиной я могу быть.

Ужасает меня образ домашних животных, которых так мучает человек и которые так мучают друг друга. Форма зайца также для меня противна, как и форма тигра или волка. Ведь и на них есть гроза: человек и старческая слабость.

Прежде я смотрел на несовершенных людей, на калек и несчастных, на животных и больных, на женщин и детей — и думал, что это меня совсем не касается. Я думал, хотя и бессознательно, что глупые делают меня умным, что несчастные оттеняют моё счастье, что слабые — мои конкуренты и что хорошо, что кругом меня слабость, глупость, рабство, страдание, болезни и проч. Всё это делает меня сильнее и почётнее, так как я выделяюсь из других: будь они сильнее и счастливее меня — я был бы их рабом. Мы в таких мыслях не признаемся, но хоть отчасти они есть. Теперь же, убедившись в том, что всё несовершенство мира, все его пороки и зло будут также и моим уделом — теперь я смотрю на все окружающее несовершенство с ужасом.

Их судьба — моя судьба после смерти. Сейчас мне не смешно уже смотреть на людей, у меня нет скрытого злорадства и лицемерного сострадания, а один ужас. Ужас и забота: как бы устранить на Земле всё дурное, все несчастное, всё жалкое, все страдания и все горести. Тогда и я не буду бояться рождения в образе мучительно убиваемого и терзаемого животного, в образе человека жалкой расы, в образе больного, калеки, идиота.

Вот забота, вот цель жизни — устранять всякое зло на Земле. Теперь для меня это не сантименты, не добродетель, а эгоистическое стремление, которое я всеми силами стараюсь осуществить. Разум, наука и эгоизм заставляют меня стремиться к святости в самом высоком смысле этого слова. Без неё я несчастен, так как страшусь родиться несчастным и несознательным существом.

Теперь смотря на страдания, я вижу самого себя, испытывающего эти страдания, при следующих после моей смерти рождениях.

 

book2Вы прочитали только начало статьи К.Э. Циолковского.

Хотите прочитать всю статью целиком? Во фрейме, расположенном в верхней части данной страницы, вы найдёте полный текст этой статьи.

Приятного прочтения!