Этика или естественные основы нравственности

***

 

(1902 г. — 1903 г.)

 

Предисловие к этике

Работа эта написана мною в 1903 году, после некоторых трагиче­ских для меня событий.

В 1914 году я её поисправил и только теперь, значительно изменив и дополнив, решил издать.

Всю жизнь я думал о жизни и смерти, о лучшем устройстве обще­ства. Но многое ещё неясно! Не смею выдавать свои мысли за истину. Этот труд есть попытка выразить мои думы о жизни и смерти. Идеи общественного устройства человечества мною разрабатываются и найдут выражение в других изданиях. Но они будут понятнее после прочтения этого.

Номенклатура

В этой книге вы часто встретите слова: дух, душа и тому подобные, как бы несколько сомнительные выражения. Но в них нет ровно ниче­го мистического. Слова дух и душа я иногда смешиваю, и подразуме­ваю под ними основу материй — простейший истинный атом, обладающий зачаточной способностью чувствовать и жить. Эта способ­ность проявляется, когда атом попадает в организованную материю, в животное или человека. До этого же он подобен планете, солнцу или комете и подчиняется лишь известным законам механики. Никаких больше свойств он и не имеет. Когда же он составляет часть живого существа, его движение делается настолько сложным и переменчи­вым, что даёт чувство жизни. Законы механики, конечно, и тут не на­рушаются, но только становятся непонятными по их сложности и ог­раниченности человеческого разума.

Итак, дух или душа суть только материальные атомы без всякой таинственности, кроме научной. Но надо твёрдо помнить, что у меня слово душа чаще означает совокупность свойств нервной системы животного. Душа смертна. Но дух или неизвестный элемент материи вечен. Нельзя назвать его ни протоном, ни электроном, ни эфиром. Поэтому мы и употребили слово дух. Но дух есть нечто ещё более простое и ему никак нельзя приписывать свойства души даже насеко­мого, не только человека. В животном одна душа, но множество ду­хов.

В конце этого сочинения и в дальнейших трудах я буду различать эти слова. Значение духа останется такое, как я сейчас объяснил. Дух бессмертен, вечен, неизменяем, потенциально (в зачатке) чувствите­лен, потому что он атом, начало материи, которая именно и обладает этими свойствами. Нет материи, не обладающей зачаточной способ­ностью к жизни.

Под словом же душа лучше подразумевать интеллектуальные свойства живого организма, которые зависят от устройства мозга и вообще нервной системы. Поэтому душа смертна, так как форма моз­га разрушается со смертью. Душа изменчива, так как мозг изменяется с возрастом, от болезни, впечатлений и т.д. Души разных существ бесконечно разнообразны. Напротив, дух один и тот же, но жизнь его зависит от того существа, в котором он гостит. Душа состоит из мно­жества духов, которые с её смертью разбредаются во все стороны. Во Вселенной ничего нет кроме духов, т. е. атомов, но игра их между со­бою создаёт жизнь и души. Не мешает тут дать определение слову чувствительность. Под ним я буду всегда подразумевать чувство ра­дости и горя, а не отзывчивость, как часто принимают. Отзывчив ба­рометр, термометр и даже каждое неорганическое тело. Это ещё не чувствительность. Под «я» подразумевается часто атом. Под словом бог также подразумевается совершенно реальное понятие. Это есть или неизвестная причина Вселенной (теизм), или сам космос (пантеизм), или живительная идея любви и солидарности всего живого (социализм), или высшие существа небес (человекоподобные), стоящие во главе населения планет, солнечных систем, звёздных групп и т.д. Ни одного из этих понятий отрицать нельзя, мы от них зависим (как части) и называем их для краткости богами. Они, несомненно, суще­ствуют.[1]

Предмет философии и место в ней моей этики (предисловие к этике)

Я мало чувствовал в молодости склонности к книжной философии. В самом деле, сколько туманностей и противоречивых взглядов! Да и не для юных лет философия. Это вершина научного здания, его венец, обобщение, наука наук.

Нужно иметь много данных, чтобы искренне заинтересоваться фи­лософией. Естественно, что в начале каждого мыслителя привлекают точные знания. Так было и со мною, но в конце концов я должен был прийти к философии. Предлагаемая мною этика относится, конечно, к области философии.

Благодаря первоначальному моему равнодушию к ней, я легко тут избегнул мало распространённых терминов философии, довольству­ясь общенаучными и менее чуждыми большинству.

Я думаю, что не мешает здесь указать положение моей этики среди других систем, сходство и несходство с ними, указать на разного рода миросозерцания.

Нужно сознаться, что трудно связать мою философию с другими. В сущности, моя философия — чистейший материализм. Мне и те­перь кажутся все философские системы странными и их терминоло­гия ненужной.

***

Философия состоит из метафизики, гносеологии и этики. Первые два отдела служат подготовкой для этики, или научных основ нравст­венности. Иногда эту подготовку не отделяют от этики. Так отчасти делаю и я.

В чем сущность мира? В одном ли материальном начале (материа­лизм), в одном ли духовном (спиритуализм), или в соединении того и другого (дуализм)?

Решение этих проблем составляет онтологическую часть метафи­зики.

[1] В 1928 г. автором была сделана следующая ремарка «Я должен сознать­ся, что на этом сочинении отразился 1903 год моей мысли. Теперь я ушёл вперед.

Continue reading