Мысль и изобретение

***

 

Мы в лесу. Ветер. Скрипит дерево. Любопытный ищет причину звука. Оказывается, что ветка трётся об ветку. Место трения оказалось тёплым.

Пилит дерево первобытным орудием — каменной пилой. Любопытный замечает нагревание камня и дерева.

Огонь известен, так как молния неоднократно зажигала дерево и хижины. Но как его добыть, коли он по нечаянности потух?

Наблюдательный, вспоминая нагревание от трения, трёт куски дерева друг от друга, вертит с силою острую палочку на сухой дощечке. Вертит рукой, верёвочкой, луком, нажимает изо всей силы на дощечку: теплота все больше и больше. Появляется пар, дым, сухое дерево загорается.

Открыт способ получения огня во всякое время по желанию, хотя и с большим трудом.

Любопытный замечает ещё, как удары камней друг о друга дают искры, как искры зажигают трут.

Так люди в холод стали зажигать костры, согреваться, готовить пищу для стариков, детей и больных: варить и жарить плоды, овощи, мясо, рыбу.

Огнём легко было раскалывать камни, придавать желаемую форму деревянными орудиями, выжигать лодки, размягчать металлы и ударами делать из них ножи, молотки, топоры, орудия охоты, защиты и обработки.

С изобретением способа добывания огня человечество страшно подвинулось вперёд.

Если бы мы знали, кто был первый, искусственно добывший огонь, то мы кинулись бы ему в восторге на шею и отдали бы ему значительную часть своих трудов и расположения.

Может быть было несколько таких Прометеев. Но их никто тогда не поощрил, к ним были равнодушны. Только теперь воображаемого Прометея возвели в божественное достоинство. (Впрочем, это сделали ещё древние).

И стоит того. Такими людьми живёт человечество: одолевает зверей, двигается вперёд, увеличивает свою силу и благоденствие, приближается к небесам.

Как бы и нам поощрить таких людей, отыскивать их, помогать, ставить во главе дела.

Человечество и сейчас в своей совокупности сильно. Если оно даже половину своих сил отдаст изобретателям, то он все же выиграет, так как изобретения не вдвое увеличивают силы человечества, а в десятки, сотни и тысячи раз. Именно человечество должно отдавать, примерно половину своих трудов на поддержку и реализацию мыслительной силы. И тогда то оно и выиграет всего больше.

Как проста мысль вырезать из дерева буквы или отлить их из металла в заранее сделанные формы, намазать отлитые знаки краской и оттиснуть их на бумаге. Затем собрать буквы в слова, фразы, речи, сочинения и с поразительной быстротой и ясностью печатать книги… Чуть не в десятки тысяч раз облегчится тогда работа переписчиков, распространится полезное знание, свет науки, свет нравственный, индустриальное знание и т.д.

Разве можно исчислить выгоды, принесённые людям книгопечатанием!

И это сделал какой-то ремесленник Гутенберг! Это совершила незамысловатая, но упорная мысль, понявшая великие последствия изобретения.

Человек всю жизнь мучился, терпел бедность, вражеские взгляды, зависть, насмешки. Как исправить это, как сделать, чтобы ничего такого хоть вперёд не было…

Людям следует тратить возможно большую часть их сил, имуществ и сочувствия на поддержку высоких идей!

Мыслитель или изобретатель может быть узок, мало сведущ, даже смешон. Но что-то в нем есть, что делает его Прометеем: он настойчив, упрям, долбит в одну точку, равнодушен к людскому суду (вернее — пренебрегает им), предан своему делу, своей мысли до сумасшествия. Его мысль не выходит у него из головы. Он все забывает, всем жертвует, умирает с голоду от нечистоты, от лишений и разорений. Все близкие покидают его, но он упрямо лелеет свою мысль, пока не осуществит. Все называют его безумным, чураются, как от заразы, бегут, как от чумы. А он идёт себе вперёд… и часто падает в могильную яму. Но через год, через век, через тысячелетие мысль его осуществляется и презренный достигает апофеоза.

Страшная ошибка человечества не отдавать половину или треть своих богатств на поддержку изобретателей, мыслителей и науки.

Мысль долина править человечеством, мысль должна почитаться, от мысли спасение, небо и победа истины.

Использование силы ветра, течения и падения воды, упругости пара, вообще, энергии тепла утроило механические силы людей. Придут изобретатели, которые эти силы увеличат в миллионы раз. И это сделает мысль. Пойдём ей на встречу. Поддержим её. Она составляет наше счастье и могущество — нас и последующих бесчисленных поколений. Она воздаёт нам и им во много раз больше, чем мы потратим на неё, отдавая ей половину своих трудов и любви.

Зачем мы сами себя губим, тормозим наше победное шествие, наше движение к небу! Пожалеем самих себя, остановимся в своём ослеплении. Наша жестокость к нашим благодетелям и благодетелям наших детей жалка, ужасна для нас самих и наших потомков!…

Мы уже много получили от мысли и изобретателей, но это ничто в сравнении с тем, что нас ещё ожидает. Раскроем же наши объятия и примем с восторгом и уважением гениев, наших спасителей и благодетелей.

Не довольно ли топтать их в грязь, за добро платить злом, уничтожать и унижать самих себя!

Все ли мысли заслуживают поддержки?

Все заслуживают внимания и оценки, но не все материальной поддержки.

Из тысячи мыслителей, изобретателей и выдающихся людей, едва один придумает что-нибудь новое, сносное и практическое. Едва один представит себе ясно свою идею, разработает её и подтвердит опытным путём.

К чести человечества, много и людей, склонных помогать изобретателям и мыслителям. Из тысячи последних десяток, а то и больше, после некоторых поисков, получают сочувствие и подкрепление. Но в этот десяток или сотню счастливцев как раз, в жизни, не попадает ни один, заслуживающий помощи.

Почему же? А потому что оценочная организация мысли и изобретений несовершенна. При другой организации, нигде ещё не существующей, этого ужаса не будет (см. моё: ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. 28 г.).

Continue reading