Свобода воли

***

 

В чём выряжается свобода воли? Это, видите ли, способность разумного существа выбирать заранее образ действий, согласовать свои мысли о будущем с фактическим будущим. Значит, что человек сказал, то и сделал, что предсказал, предугадал, вычислил, то и вышло.

Практически это иногда осуществляется, хотя мы на каждом шагу обманываемся в самых простых и естественных наших предположениях. С практической стороны, свобода воли отчасти есть, иногда оправдывается, но всегда не точно, а только приблизительно. Даже самые точные астрономические предвидения никогда не бывают математически точны. Значит, с точки зрения абсолютной, предвидение строгое невозможно даже в науке, не говоря уже про сложные общественные явления. Но всё же, чем больше развивается человек, тем способность его предвидения сильнее и точнее.

С нашей точки зрения мир автоматичен. Поэтому, точно может предвидеть его проявления только тот, кто сделал и завёл эту машину.

Но он же, этот знаменитый механик, может заранее согласовать мысли персонажей этой машины с её будущими ходами.

Если и предсказывает что-нибудь человек, вычисляет ход будущих космических явлений, то не должен при этом забывать, что он исполняет только волю механика (как в кино) и что предвидения его не могут иметь абсолютной точности, что, в сущности он только кукла, автомат, герой кино.

Лишь один этот механик (или первопричина вселенной) может изменить ход машины, поправить, попортить, уничтожить, вновь создать её в таком же или совершенно ином виде. По крайней мере, теоретически это можно допустить. Бывает ли это на деле, никто не знает. Но, если бы это случилось, то нисколько не было бы изумительнее бытия мира. Он такое же чудо, так же непостижимо его существование, как и его исчезновение или преобразование.

В кинематографе или другом автомате мы можем видеть точное согласование мыслей героя с его поступками. Но значит ли это, что существует свободная воля?

Однако существует условная приблизительная свободная воля, и разумное существо должно в неё верить. Каждый должен верить, что силою воли он может добиться многого. В противном случае — бессилие или восточный фанатизм: человек стреляет в себя, принимает яд, распускает нюни, унывает, бездельничает под напев фанатика: чему быть, тому не миновать.

Так устроен мир, такое в нём согласование, что не сомневающийся в достижение — достигает, а сомневающийся и бездеятельный погибает.

Continue reading